Сталинская высотка

Высотка сияла огнями как новогодняя елка. Она давно притягивала диггеров, точнее не она сама, а её подземная часть, которая обещала быть интересной.

Итак, встретившись в 12 ночи, диггеры направились к высотке, в надежде залезть в одну из двух больших ВШ, что стоят напротив высотки, на её дворе. На улице было холодно и мерзко. Резкий ветер гнал позёмку вдоль обмёрзших тротуаров.  Быстро дошли до своей цели, но на детской площадке и стадиончике, где стоят ВШ, было такое количество собаководов с огромными страшными псинами, что о забросе не могло быть и речи. Пришлось под неприветливыми взглядами собачников ретироваться. Немного побродили вокруг высотки, по дворам. Вышли на улицу. Но холодный ветер пробирал насквозь. Один из диггеров начал сильно мёрзнуть. Решено было где-нибудь погреться. Ничего лучше, как вернутся в метро, и греться там, в голову не пришло. Около часа проторчав в вестибюле метро, опять двинулись к высотке. Предварительно купив в палатке пару пива. Стоящий у какого-то кабака охранник, неприязненно покосился на них, мол, ходят, тут всякие.

И снова, диггеры приблизились к высотке. На этот раз уже собаководов не было. Для начала направились к левой ВШ, которая стоит на детской площадке. Беглый осмотр показал, да, дырка есть. Дырку образовывала чуть отогнутая от стены решетка, но, к сожалению, дырка была слишком мала, чтобы там мог пролезть человек. Немного потоптавшись,  отправились к другой вентяшке. Там  между прутьями решетки не хватало одного прута. Но расстояние между прутьями было весьма невелико, и казалось, что в зимней одежде, будет пролезть через неё нереально. А снимать верхнюю одежду было долго, да и мороз не располагал к таким действиям. Вернулись к первой ВШ. Нет, пролезть под решётку невозможно. Если только её отогнуть каким либо инструментом, но инструментов не было. Или, надо было, чтоб решетку отгибало два человека, пока третий пролезает, но и третьего человека тоже не было. Возникла мысль идти в др. систему, благо не очень далеко, и это был, пожалуй, единственный выход, т. к. метро уже было закрыто. Напоследок, возникло желание ещё раз посмотреть на правую башню ВШ, туда и направились. Подошли к дырке. Один из диггеров, изловчился, просунул голову в отверстие, плечи, и вот он уже наполовину внутри. Немного оттолкнулся ногами от стоящего за ВШ столбика, не то забора воздуха, не то выхлопа чего-либо, и он уже внутри.

Другой не долго думая, последовал его примеру, и вот уже оба внутри ВШ быстро спускались по ведущей, в темноту и неизвестность лестнице. Пролет, ещё один, и ещё. В луче фонарика мелькают снежинки, затягиваемые потоком воздуха с верху. Всё, спустились.

Пол завален разнообразным мусором, который обычно оставляют бомжи, да обыватели любящие бросать отходы в разнообразные отверстия. В стене виден узкий проход, ведущий куда-то в сторону. Все стены покрыты жирной чёрной копотью — когда-то тут бушевал пожар. Аккуратно, стараясь не запачкаться об стены,  идут по узкому проходу, который приводит их в средних размеров комнату. Тут стены так же покрыты копотью, разбросан мусор, на что-то установлена ржавая сетка от кровати, видимо, кто-то делал себе ложе. Диггеры останавливаются, надо переодеваются, достать основные фонари и прочее. На чёрной стене накарябано: «группа подземных исследований — Город, 1995…». Интересно. Более свежая: «диггеры планеты андеграунд, вадим михайлов, буров». Ага, значит вадмих со своими отморозками тоже тут побывал. В углу комнаты стоит старая, напоминающая древнюю радиолу с матерчатой «мордой», АТС, с пустым нутром. Судя по количеству возможных подключений, а их не менее сорока, подземная система не маленькая.

Огромная дверь, ведущая в систему, свёрнута, перекошена, и уже ничего не закрывает. За дверью небольшой тамбур. В нем остатки насосов, в дренажном отверстии в полу плещется вода. Из тамбура в помещение убежища ведёт большая квадратная гермодверь, с четырьмя запорами по углам. Была закрыта изнутри на висячий замок. Но кто-то отогнул немного её край, на стене отчётливо видны следы лома, и старательно перепилил одно из ушек замка. Один из диггеров нагибается, и поднимает с пола обломок ножовочного полотна. Потом аккуратно проводит пальцем по спилу, ржавчина на нём отличается от ржавчины на самом ушке, значит пропил сделан не так уж давно.

Наконец-то замёрзшие пальцы второго диггера справились с зажимами и клеммами аккумуляторов, и налобник заливает всё вокруг ярким, даже, пожалуй, слишком, светом. Внутри объекта довольно чисто, сухо. Аккуратные деревянные двери, крашенные белой краской, с красными табличками на них. Нет никаких следов того дестроя, что царит наруже. От входа, коридор идёт расходиться в разные стороны. Налево, явно длиннее. Диггеры не ожидали такой чистоты.

Открывают первую дверь, перед которой они оказались, когда вошли. Свет фонарей выхватывает из темноты контуры каких-то агрегатов. Ближайшее рассмотрение показало, это фреоновые компрессоры, год изготовления 1952, завод им. Сталина, ОХЗ, Омский Холодильный Завод? Дверь направо ведёт в небольшую комнатку с системой воздушных фильтров, в неё же приходят вентиляционные трубы. При выходе из комнаты в глаза бросилась гермодверь, находящаяся слева от входной. Мощная гермодверь, как и входная, с угловыми запорами, которые были грубо срезаны автогеном, и валяются рядом. Дверь наглухо заварена. Заварено весьма старательно, небольшими стежками длиной сантиметров по пять-восемь, на расстоянии сантиметров десять друг от друга по всему периметру двери. Один из ребят опять же внимательно осматривает дверь. Она видимо была заварена не новоявленными коммерсантами, а довольно давно, о чем свидетельствует, то, что сварные полосы закрашены, той же краской что и дверь.

Вероятно, что заварили и покрасили при последнем ремонте. По всему было видно, что последний ремонт там был в начале 80х, и вероятнее всего, при Андропове, сильно «закручивал гайки» генсек, при нем, все бомбари открывали, реставрировали — ремонтировали. Над дверью по её контуру присутствуют небольшие трещинки, возможно, её пытались открыть с той стороны, т. к. с этой не видно следов применения инструментов. Довольно интересная дверца, если учесть, что ведёт она по направлению за пределы здания, во двор, откуда пришли.

Далее по коридору направо, только туалеты и тупик. Ладно, идут в другую сторону, попутно открывая двери. Аккумуляторная — пустая, видимо аккумуляторы растащили. Комната связи, комнаты с нарами. На стене электрощит с крутящимися счётчикам, наводит на определённые размышления. Коридор немного изгибается налево, но что это? Впереди горит свет. Диггеры замирают.

В томительном ожидании минуты кажутся часами. Кажется тихо. Осторожно крадутся вперёд и заглядывают в комнату — пусто. Движутся дальше, возле двери с надписью «Начальник РВК» останавливаются, и тихо, деликатно открывают дверь, ожидая увидеть усатого лысого полканА в погонах, который покрытый паутиной, плесенью и пылью, приросший к стулу всё же сидит на своём посту, нет, пусто ничего. Только сгнивший от сырости стол да пара шатких стульев. Ни полковника, ни погонов. Ну, может быть и к лучшему.

Далее по коридору, всё чаще попадается различный хлам театрального назначения, тут видимо, складирует свой хлам киноконцертный зал, что в высотке. Одна из комнат наполовину заполнена мешками с тряпками. Занавесы, гардины. Вот где рай для бомжей, такое ложе, но никаких следов присутствия последних, даже странно. Склад запасных радиодеталей для оборудования. Море старых ламп. Диггеры идут далее, но путь им преграждает куча театрального хлама. Чтобы идти дальше, надо лезть через неё. Один из ребят выдвигает предположение, что её насыпали сюда, специально, чтобы нельзя было тихо и незаметно пройти, но лезет через неё. Другой дожидается его. Ушедший вперёд, быстро возвращается. Ничего там впереди нет, всё тупик. При перелазе через завал пришлось миновать комнату на четверть заваленную пачками билетиков. Проход далее загораживает дверь такая же, как на входе. За дверью темно и тихо. В щель между косяком и дверью сильно засасывает воздух. На двери внутренний замок, но он открыт. Дверь закрыта снаружи, вероятно, как и внешняя, на висячий замок. Да вот и он, побрякивает, если подёргать дверь. Открывать дверь нет ни сил, ни инструмента, ни желания. Странно, почему эту дверь не вскрыл тот, кто вскрыл внешнюю?? Диггеры возвращаются в комнату к компрессорным установкам, где при свете свечки обсуждают увиденное, и пьют пиво, обсуждая увиденное, и ожидая открытия метро.

Время. Выходят, поднимаются по лестнице, быстрый выброс, и вот они уже топают по направлению к метро.