Мы прыгнули в метро; Комсомольская Правда в Петербурге

Прорыв в размыв не удался

Подробности о задержанных диггерах на размыве ?Лесная — ?Площадь Мужества

Четверо заезжих молодых людей, задержанных в ночь на 24 ноября в тоннеле метро у станции ?Лесная, уже 25 числа получили 10 суток — за грубое нарушение общественного порядка. Кто они — террористы или просто любители острых ощущений — в статье ?Петербург Экспресса.

В тоннеле тогда попались 22-летний Сергей Полетаев (москвич), 20-летняя студентка МГУ Кира Костюхина (прописана в Туле), 18-летний житель столицы Андрей Карабутов и 21-летний Сергей Гнилевский из Белоруссии. При досмотре у любителей подземного экстрима обнаружили фото- и видеоаппаратуру, ключи, а также домкрат.

С чего все началось

Еще 5 ноября в кругах московских диггеров началось активное обсуждение хода восстановительных работ на размыве питерского метро. Благодаря переносу темы в Интернет к москвичам присоединились соратники из других городов.

Пилот:

— По моим данным, на 4 ноября поставлено около 160 колец, сам размыв начинается со 165 кольца. Иностранный подрядчик перешел на 3-сменный рабочий день.

Фунт:

— Ага… И все питерское метро затопит к кое-какой матери через 5-10 колец! Станционные МК (металлоконструкции. — Прим. ред.) уже слишком давно не менялись, да и хилые они слишком для удержания плывуна: затопит очень много чего из действующего метрополитена.

Штурман: — Тоннели копаются встречно щитами, пущенными из каждого третьего рабочего ствола. Один щит — правый тоннель, второй — левый…

На заброс в Питер решились четверо. По крайней мере, Штурман (Сергей Полетаев) оставил свое последнее сообщение друзьям 19 ноября, а Фунт (Андрей Карабутов) 21-го — за трое суток до той самой ночи с субботы на воскресенье, когда их задержали в тоннеле у станции метро ?Лесная.

Залаз и запал

Каждый раз, собираясь на полазку (см. словарь диггеров), диггеры тщательно готовятся. Вот и эта четверка прибыла в Петербург не просто так — их приютили местные коллеги.

Решив не мудрить с залазом (см. словарь), четверка гастролеров допоздна каталась на метро. Добрались до ?Лесной на самом последнем поезде — около половины первого. Заранее облаченные в оранжевые, как у метрополитеновских рабочих, жилеты, диггеры пробирались поближе к зеву тоннеля. Пустой последний поезд ушел со станции.

А диггеры двинулись в тоннель. Операцией, по всей видимости, командовал Штурман. Как их засекли? Информация у разных источников разная. Одни говорят, что непрошеных гостей заметила бдительная станционная уборщица, которая и сообщила о них куда надо, а другие — что уборщица была ни при чем, а сработала специальная автоматика, и показания о нарушителях выдали фотоэлементы (это такие стеклянные трубки, светящиеся розовым цветом и стоящие на входе и выходе из каждого тоннеля), что и привело к запалу (см. словарь) диггеров.

Так или иначе, но сначала в погоню по рельсам и шпалам ринулись дежурные милиционеры, а потом к ним присоединились сотрудники ФСБ. Проникновение в метро — на секретный объект — тянет на терроризм. Говорят, что пока шла проверка информации о проникновении в тоннель людей, ребята смогли довольно далеко уйти и насладиться так влекущими их красотами рукотворного подземелья. Но идущие по следу нагнали диггеров еще до того, как те дошли до размыва. Случилось это возле одного из засекреченных метрополитеновских объектов — подземной электростанции.

Погоня длилась к тому моменту уже около двух часов. Диггеры нырнули в подвернувшееся помещение и закрылись изнутри.

— Открывайте! Мы знаем, что вы здесь! — загрохотали в металлическую дверь милиционеры и эфэсбэшники. Молчать стало глупо — все равно уже попались, и начались переговоры, в итоге которых четверка была вынуждена отворить дверь и сдаться.

После задержания молодых людей увезли на допрос, а тоннель стали проверять на наличие взрывчатки, попутно убеждаясь в целости различных механизмов и устройств, обеспечивающих безопасную работу метрополитена, которые могли быть вольно или невольно повреждены. Именно из-за этого воскресным утром поезда ходили только до станции ?Площадь Ленина, а ?Выборгскую и ?Лесную открыли где-то в 8 часов утра.

— Они все равно не могли гулять долго, — сообщил ?Петербург Экспрессу пресс-секретарь метрополитена Виктор Морокин. — В тоннелях по ночам ходит много наших сотрудников — монтеры, ремонтные бригады, ездят мотовозы. Не встретиться с ними невозможно.

Две столицы на ушах

ФСБ обвинила ребят в грубом нарушении общественного порядка и передала дело в суд. Решение по делу вынесли сразу — 10 суток ареста.

Из спецприемника, в котором оказались задержанные, через адвоката просочились слухи, что ребят рассадили по разным камерам. Одному из них, Фунту, удалось передать чупа-чупс, а девушке — валерьянку.

Один из диггеров, Штурман, заявил руководству спецприемника о желании работать (имелись в виду так называемые общественные работы, применяемые к людям в качестве наказания). В первый день эту просьбу оставили без удовлетворения.

Любимые засранцы

Больше всех искатели приключений удручили своих родных, узнавших о задержании и аресте своих чад из сообщений СМИ. Мама Сергея Гнилевского не на шутку испугалась и расстроилась. Когда с ней беседовал наш корреспондент в Минске, у женщины было опухшее от слез лицо. В Питер она ехать не собиралась и очень надеялась на питерских друзей сына, которые обещали помочь и нанять адвоката. И слово свое они держат. Одна из петербургских диггеров (девушка под псевдонимом Лара, которая вместе с журналистом по прозвищу Грек нанимала адвоката) крайне неохотно общалась с корреспондентом ?Петербург Экспресса

— Шумиха может, скорее, повредить ребятам, чем помочь.
— Хотя бы в каких условиях они там содержатся?
— Дело не в том, что они там переживают, — поделом. Им полезно (я не про Киру). Суть в том, что, может, они хотят передать нам какую-то информацию, которая может быть очень интересна.
— А почему поделом?
— Из-за этих засранцев у нас куча геморроя, и если они отсидят свои 10 суток, от них не убудет. Это, конечно, шутка, но у нас в последние дни просто крышу сносит.
— Они засранцы потому, что были неосторожны? Или потому, что не предупредили о своих планах друзей?
— Они по жизни засранцы, за что их и люблю.

Вот что сказал нам еще один диггер: Надо понимать, что мы — не террористы и не шпионы. А еще не вандалы — это тоже немаловажно. Диггер лезет под землю не для того, чтобы разрисовать стены. Он не лезет вниз ради разрушения. Ему интересна та уникальная подземная атмосфера, которую нигде больше нельзя прочувствовать. Вы скажете: ?Ну и шел бы в пещеры, не лез бы в метро. Но это банальная точка зрения. Пещеры и метро — вещи разные, как мухи и котлеты. Конечно, простым горожанам диггер представляется монстром: проникает в тоннель с кинокамерой и связкой ключей от подсобных помещений. ?Этот товарищ, если и не шпионит, то уж точно зарабатывает себе на жизнь продажей пикантных подземных фотографий, — думает обыватель. С другой стороны, тот же самый диггер может помочь людям при необходимости (вспомните поиски бежавших из Бутырки смертников или работу в подвалах ?Норд-Оста), но как только необходимость в нас пропадает, органы выплескивают свою буйную энергию на тех, кто им кажется на данный момент крайним. На этот раз крайними оказались очень хорошие люди.
Петербургский диггер Кирилл был краток:
— Я знаю этих ребят и очень сожалею о случившемся с ними. Это не террористы, это просто любители экстрима, как и я. Кто-то должен когда-нибудь попасться, и это выпало им.

В минувшую среду адвокат посетила Полетаева. Она взяла за услугу тысячу рублей, после чего подняла цену еще на пятьсот. Чем это было вызвано — непонятно. Мнение же адвоката по сути дела — ничего серьезного. Так думают и друзья задержанных, считая, что теоретически ребята в адвокате не нуждаются. Но практически их нужно морально поддержать, поэтому диггеры собирали деньги, чтобы адвокат пришел и к остальным. ?О том, что они живы, мы знаем по их росписям в документах о получении передачи — фрукты, сигареты, — рассказал нам один из собеседников. — Об остальном же можно только догадываться. Что нового накопали в нашем метро диггеры?

Вообще-то диггеры на самом деле нередко сообщают важную информацию о городских подземельях, способствуют предотвращению экологических катастроф и техногенных чрезвычайных ситуаций. В нашем случае они накануне своего запала накопали следующее:
1. На 7 ноября отклонение горнопроходческого щита Виктория от запланированного маршрута составляет 300-400 миллиметров.
2. Вход в тоннель аварийного участка изолирован как минимум 2 затворами, сейчас там уже дежурят.
3. Щит прошел испытание давлением в 8 атмосфер. На глубине 40-50 метров, где пройдет основная часть пути ?Лесная — Площадь Мужества давление составляет 5 атмосфер.
4. Утром 7 ноября было поставлено 165-е кольцо тоннеля в районе размыва.
Зачем и почему они полезли в подземку

В ноябре-декабре проходческому щиту Виктория предстоит преодолеть самый опасный участок размыва. 19 ноября заместитель начальника по горному надзору и охране недр Управления Северо-Западного округа Гостехнадзора России Александр Цакоев эту информацию подтвердил, сказав, что перед проходчиками наиболее сложный участок протяженностью 75 метров. В среднем в сутки удается преодолевать около 3,5 метра (вместо 7 м, о которых говорили ранее). И получается, что диггеры хотели посмотреть, как именно специалисты итало-шведского концерна работают в плывуне, до окончательного преодоления которого остается что-то около недели работы (если все пройдет без осложнений).
В четверке?копателей трое москвичей и один белорус
Штурман
Сергей П……в, москвич.

— Сережа — студент 5-го курса журфака МГУ, — рассказывает бабушка Ольга Александровна. — Метрополитен — это его хобби. Уже несколько лет он увлекается всем, что с этим связано, книги читает. А сам он очень хороший мальчик, не пьет, не курит, наркотиков не употребляет, работает на факультете. Очень общительный, любит всякое необычное, автостопом пол-страны объездил. Теперь он решил обойти метро в Ленинграде. В четверг, 21 ноября, когда уходил из дома, сказал только, что когда вернется, тогда все и расскажет. Вообще он такой немножечко скрытный. Я только помню, что он упоминал станцию ?Выборгская. Он ни с чем таким страшным не связан, просто увлечение у него странное. Кто-то марки собирает, а кто-то любит опасность и приключения — каждому свое.

На факультете журналистики МГУ нам сообщили, что Сергей уже 3 года верстает газету журфака. Он ответственный человек, всегда справлялся с работой и никогда никого не подводил. Никаких претензий к нему там не имеют.

Алабама
Кира Костюхина, прописана в Туле.

Живет в Москве уже 7 лет. Ее отец Евгений Костюхин в начале 90-х организовал в Туле торговлю иномарками, создав фирму Лирус-Моторс. Бизнес шел настолько удачно, что он перенес его в Москву. И Кира переселилась в столицу, когда училась в 9-м классе. А до этого она занималась в элитной тульской школе им. Поленова. По воспоминаниям одноклассника, Паши Кирюнина, она была активной, яркой девочкой, хорошо училась, но спелеологией тогда не интересовалась.

Найт
Сергей Гнилевский, минчанин.

Занимается диггерством уже года два и является в Минске одним из главных белорусских специалистов в этой области. В Минске движение не развито, поскольку город после войны был разрушен, соответственно и коммуникации восстанавливали заново. Таких подземных лабиринтов, как в Москве, Киеве или Питере, там попросту нет. Метро в Минске — всего две ветки, так что и лазить особенно негде. Диггерам не хватает острых ощущений, поэтому они частенько ездят на экскурсии в Россию.

Как выяснилось, в Минске диггеров можно пересчитать по пальцам одной руки. В авторитете среди них двое — задержанный у нас Найт и его друг, некто Никс, с которым нам удалось поговорить по телефону:

— Мы не занимаемся никакой подрывной деятельностью. Делаем это для своего удовольствия. И наша работа не имеет никакой связи с событиями в Москве, что бы ни говорили по этому поводу. Походы в подземелья — это адреналин. Есть же люди, которые любят горные лыжи, прыгать с мостов вниз головой, вообще всякий экстрим. Это заставляет кипеть кровь, это классно. И мой друг пошел с товарищами на это только потому, что нам нравится исследовать новые подземные территории. В Питер до этого мы ни разу не приезжали, это была первая вылазка.

Меня не было в городе, когда Сергей принял решение поехать с москвичами в Питер, и чем оно было вызвано — я не могу сказать. Он не поставил меня в известность. У нас в Минске три группировки диггеров, и мы выработали общую линию поведения: не разглашать никакой информации, чтобы не повредить ребятам. Сейчас все мы на нервах, следим за событиями. Повязали же наших. В Питере у нас есть люди, которые помогают Сергею, они взялись за это дело, нашли адвоката.

Фунт
Андрей Карабутов, москвич

О нем мало что известно. Первокурсник МГУ. Семья недавно переехала в новую квартиру. По словам тети — нормальный парень, не безбашенный экстремал, а обычный юноша.

Комментарий специалиста

Мы дозвонились в офис самого раскрученного диггера России Вадима Михайлова — руководителя так называемого ДиггерСпаса, с лета 2000 года официально входящего в структуру столичного Главного управления МЧС. Вот что нам сказала дежурная:

— Они явно пошли туда по чьему-то заданию. Сейчас многие называют себя диггерами и действуют незаконно. А с нормальными диггерами мы дружим, они обращаются к нам за помощью и поддержкой.

Эдуард Воротников, Елена Ливси, Валерий Дробот, Оксана Смирнова (Москва), Сергей Малиновский (Минск), Наталья Викторова (Тула)